Первая ведомая раса разумных обитателей Азерота - тролли. Изначальное племя их называлось Зандалар, от которого впоследствии произошли все остальные. Больше всего на свете зандалари ценили знания, однако существенная часть племени жаждала новых завоеваний. Эти воинственные тролли откололись от Зандалара, образовав собственные племена. Шло время, и на немногочисленных оставшихся зандалари стали смотреть как на касту троллей-жрецов. Последние без устали работали, пытаясь записать и сохранить свою историю и традиции, и сии многомудрые тролли указывали общий путь развития для своей цивилизации. Весьма почитаемые иными племенами, зандалари, тем не менее, оставались в стороне от прямого управления племенами сородичей.

Около 16000 лет назад тролли расселились практически по всему Калимдору. Отколовшиеся от Зандалара племена образовали две империи: Гурубаши в юго-восточных джунглях и Амани в лесах в сердце континента.

Гурубаши и Амани не испытывали особой любви друг к другу, но их разногласия редко разрешались войнами. В то время их общим врагом стала третья империя, Аз'Акир. Акири - злые разумные насекомые, правившие далекими западными землями, жаждавшие непрерывно расширять свои владения и уничтожать всю иную жизнь на просторах Калимдора.

Тролли сражались с акири долгие тысячелетия, но так и не смогли добиться окончательной победы. Их усилия вылились в то, что королевство акири раскололось надвое, а сами насекомые заняли крайние северные и южные области Калимдора. Возникло два города-государства акири: Азол-Неруб в северных пустошах, и Ан'Кирадж в южной пустыне. Тролли подозревали существование и иных колоний акири в недрах Калимдора, но так и не сумели их обнаружить.

Отправив инсектоидов и изгнание, две империи троллей вернулись к своим внутренним проблемам. Ни одна из них существенно не расширила свои границы.

***

Много лет спустя к Колодцу Вечности пришло осторожное первобытное племя, ведшее ночной образ жизни. Эти полудикие кочевники, привлеченные странной силой озера, остались на его тихих берегах и построили себе хижины. Со временем космические силы Колодца изменили их племя, сделав их сильными, мудрыми и практически бессмертными. Племя стало называть себя "калдореи", что в переводе с их языка значило "дети звезд". Радуясь происходящим с ними переменам, они возводили вокруг озера прекрасные здания и храмы.

Вопреки непрекращающимся попыткам троллей остановить экспансию новой расы, калдореи стремительно расселялись по всему Калимдору. Владея могущественной магией, троллям неведомой, они вскоре стали явной угрозой двум величайшим империям этого мира.

Калдореи, которые позже стали называться Ночными эльфами, поклонялись лунной богине Элуне и верили, что днем она спит в сияющих глубинах Колодца. Эльфийские целители и пророки стали изучать Колодец, страстно желая постичь его неизреченные тайны и силу. Ночные эльфы исследовали мир, расстилавшийся вокруг них, и познакомились с его разнообразными обитателями. Единственными существами, приведшими их в замешательство, были древние драконы. Хотя гигантские змееподобные создания часто жили затворниками, они ревностно охраняли земли от возможных угроз. Вероятно, драконы считали себя защитниками мира и Ночные эльфы благоразумно решили, что и их самих, и их тайны лучше оставить в покое.

Со временем калдореи встретились и подружились со многими могущественными существами, одним из которых был Кенариус, полубог первобытных лесов, сын Элуны и белого оленя Малорна. Великодушному Кенариусу понравилась любознательность Ночных эльфов и он стал учить их тому, что сам знал об окружающем мире. И калдореи, развив в себе глубокое родство с живыми лесами Калимдора, жили в счастливой и безмятежной гармонии с природой.

Следует заметить, что до сих пор доподлинно неизвестно, от кого именно произошли Ночные эльфы. Тролли считают, что племя, нашедшее Колодец Вечности, было племенем троллей - и действительно, между двумя расами есть заметное внешнее сходство. Сами же Ночные эльфы по понятным причинам отвергают эту теорию, полагая, что тролли таким образом пытаются преуменьшить свое поражение в войне с ними. Многие Ночные эльфы верят, что их народ произошел непосредственно от Элуны. Правда, хотя Кенариус - предок дриад и Хранителей Рощи, с которыми Ночные эльфы действительно имеют внешнее сходство - называется сыном Элуны, эта загадочная богиня никогда не принимала в Азероте ни телесного, ни духовного облика. Как бы то ни было, ранняя история народа калдореи окутана тайной, и вряд ли историки Азерота когда-нибудь смогут отделить зерна от плевел.

Медленно текли века, казавшиеся бесконечными. Цивилизация Ночных эльфов росла и ширилась, равно успешно осваивая территории и восходя к вершинам культуры. Их храмы, дороги и жилища были разбросаны уже по всему континенту.

Ночные эльфы систематически уничтожали возведенные троллями укрепления, пресекали связи между их городами. Не имея магии, которую они могли бы противопоставить калдореи, тролли склонялись пред захватчиками. Территории империй Гурубаши и Амани оказались раздроблены буквально в течение нескольких лет, что вызвало у троллей кровную ненависть к эльфам, не иссякшую и в последующие тысячелетия.

Королева Ночных эльфов Ашеара, прекрасная и мудрая, выстроила на берегу Колодца огромный, величественный дворец и поселила в его искрящихся драгоценными камнями залах своих преданных слуг. Она называла этих слуг Квел'дореи, что значит "высокорожденные", и они исполняли каждое ее повеление и считали себя выше и значительнее прочих своих соплеменников. Хотя королеву Ашеару любили все ее подданные в равной степени, простые эльфы тайно ненавидели высокорожденных.

Однако загадочный Колодец Вечности постоянно дразнил любопытство королевы, и Ашеара приказала высокорожденным раскрыть его тайны и открыть его истинное предназначение в этом мире. Высокорожденные с головой ушли в работу и со временем научились управлять космическими энергиями Колодца. Их опрометчивые эксперименты заходили все дальше и дальше, и вскоре эльфы обнаружили, что могут творить и разрушать по своему усмотрению с помощью новообретенных сил. Так несчастные высокорожденные столкнулись с примитивной магией и с того момента посвятили себя овладению ей в совершенстве. И хотя они все соглашались с тем, что безответственное применение магии крайне опасно, Ашеара и ее преданные слуги стали упражняться в магии с безрассудной страстью. Кенариус и многие эльфийские ученые не раз предостерегали их, что игра с изменчивыми магическими энергиями может обернуться немалой опасностью. Но Ашеара и высокорожденные упрямо продолжали развивать новообретенные способности.

Чем больше росло их могущество, тем отчетливее становились перемены в их взглядах. Надменные высокорожденные становились все более бессердечными и жестокими к своим соплеменникам. Очаровательная красота эльфийской королевы словно подернулась мрачной пеленой, Ашеара отдалилась от своих любящих подданных и общалась теперь только с доверенными высокорожденными жрецами.

Молодой и дерзкий ученый по имени Малфарион Свирепый, посвятивший много времени изучению воздействий Колодца на калдореи, начал подозревать, что высокорожденных и его любимую королеву подтачивает какая-то злая сила. Хотя он не мог даже представить себе, какие ужасы их ожидают, он понимал, что прежней мирной жизни Ночных эльфов скоро придет конец.

От опрометчивых магических упражнений Ночных эльфов, словно от камней, бросаемых в пруд, расходилось возмущение по всей ткани силы, устремляясь через Колодец Вечности прямо в Великую Тьму. Оно достигло Бесконечной Пустоты, - и там его почуяли страшные, чуждые жизни сущности. Саргерас - Великий Враг всего живого, Разрушитель миров, мрачный бог Безымянной Пустоты - почувствовал мощные вибрации и потянулся туда, откуда они исходили. Глядя на девственный Азерот и ощущая безграничную силу Колодца Вечности, Саргерас твердо решил уничтожить молодой мир и забрать себе всю его энергию.

И Великий Враг направил Пылающий Легион на мирный, ничего не подозревающий Азерот. Легион, состоявший из миллионов беснующихся, вопящих, пылающих демонов изо всех уголков вселенной, предвкушал скорую победу. Помощники Саргераса, Архимонд Осквернитель и Маннорох Разрушитель, готовили своих адских подчиненных к боевым действиям.

Опьяненная восторгом магии королева Азара, околдованная могуществом Саргераса, согласилась впустить его в свой мир. Ее высокорожденные слуги также поддались магической порче и стали почитать Саргераса как бога. Желая доказать свою верность Легиону, высокорожденные помогли королеве открыть в глубинах Колодца Вечности врата в виде гигантского водоворота.

Когда все было готово к вторжению, Саргерас отправил свое воинство на Азерот. Демоны ворвались в мир через Колодец и осадили ничего не подозревающие города Ночных эльфов. Под предводительством Архимонда и Маннороха Пылающий Легион пронесся по Калимдору, оставляя за собой только пепел и стенания. Демоны-колдуны призвали летающих духов огня, которые, словно метеоры из Бесконечной Пустоты, сшибали изящные шпили храмов. Привратники Ада - кровожадные огненные убийцы, прошли по полям Калимдора, уничтожая всех на своем пути. По деревням рыскали стали диких адских гончих. Хотя воины Ночных эльфов отчаянно пытались защитить свою родину, им пришлось отступать, дюйм за дюймом, перед яростным натиском Пылающего Легиона.

Так случилось, что именно Малфарион Свирепый смог отыскать способ, чтобы помочь своему народу. Его брат Иллидан занимался магией высокорожденных и Малфариона давно беспокоило происходящее в высших классах эльфийского общества. Убедив брата бросить свое опасное увлечение, Малфарион отправился на поиски Кенариуса, полный решимости собрать армию сопротивления. Юная прекрасная целительница Тирэнд согласилась - во имя Элуны - пойти вместе с братьями. Хотя и Малфарион, и Иллидан были тайно влюблены в нее, сердце Тирэнд принадлежало только Малфариону. Иллидан негодовал, но боль отвергнутой любви - ничто перед одержимостью магией.

Иллидан, попавший в зависимость от магических энергий, с трудом сохранял контроль над собой и над переполнявшей его жаждой еще хоть раз коснуться магии Колодца. Однако при спокойной поддержке Тирэнд он находил в себе силы сдерживаться и помогать брату в поисках полубога-отшельника Кенариуса, который жил на священном Острове Луны у далеких Хиджальских гор. Кенариус помог героям найти древних драконов и заручиться их поддержкой и драконы под предводительством королевы Алекстразы согласились выслать свои могучие стаи на помощь Ночным эльфам в жестокой борьбе против демонов и их хозяев из Бесконечной Пустоты. Ими был создан артефакт, рекомый Душой Демона - золотой диск, впитавший в себя жизненную силу драконьего рода, и применяемый последними для изгнания демонов Легиона из этого мира. Лишь темный дракон Нелтарион, Страж Земли (позднее прозванный Крылом Смерти) не влил часть своей сущности в сотворенный артефакт, сохранив тем самым силы свои в полном объеме и вызвав неприязнь и скрытую ненависть со стороны собратьев.

Также Кенариус призвал духов зачарованных лесов, собрал армию древних энтов и повел их на Легион. Когда союзники Ночных эльфов сошлись с пришельцами у храма Азары и Колодца Вечности, началась неистовая битва. Увы, несмотря на столь мощную поддержку, Малфариону и его друзьям стало ясно, что военной мощью Легион не победить.

Пока вокруг столицы калдореи кипело яростное сражение, очарованная королева с трепетом ожидала появления Саргераса. Когда огромная тень Повелителя Легиона подступила к бурлящей поверхности вод Колодца Вечности, Азара призвала самых могущественных высокорожденных. Только объединив свои магические силы в едином заклятии, они могли бы создать врата достаточного для Саргераса размера. Доподлинно неведомо, что свело с ума могучего Нелтариона, но в какой-то момент он обратился против сородичей и изгнал их с поля битвы.

Малфарион, убежденный, что Колодец есть единственное связующее звено между демонами и материальным миром, настаивал на его уничтожении. Его соратники были потрясены и возмущены столь опрометчивым заявлением, ведь Колодец являлся также источником их бессмертия и могущества. Однако Тирэнд, понимая разумность доводов Малфариона, убедила Кенариуса и драконов разрушить храм Азары и найти способ уничтожить Колодец.

Зная, что разрушение Колодца Вечности навсегда лишит его возможности коснуться магии, Иллидан не выдержал. Он бросил друзей и решил предупредить высокорожденных о плане Малфариона. Будучи во власти безумия, порожденного привыканием к магии, и жгучей ревности к брату, он не отдавал себе отчета в том, что творил. Сознание того, что он стал предателем и перебежчиком, не вызывало у него угрызений совести. Когда-то Иллидан давал клятву любыми средствами защищать магию Колодца.

Скорбя о поступке брата, Малфарион все же повел своих соратников в самое сердце храма Азары. Ворвавшись в главный зал, они застали заключительный ритуал высокорожденных в самом разгаре. Могущественное общее заклятье сплеталось в неистовый водоворот магических сил в бездонной глубине Колодца. Зловещая тень Саргераса подступила еще ближе к поверхности. Малфарион и его союзники ринулись в атаку.

Предупрежденная предателем Азара уже ждала их. Почти все последователи Малфариона погибли от магии безумной королевы. Тирэнд была схвачена королевской гвардией высокорожденных, попытавшись атаковать Азару сзади. Девушке удалось справиться с гвардейцами, но она была тяжело ранена. Видя, что случилось с его любимой, Малфарион обезумел от ярости и твердо решил убить Азару.

Пока в стенах храма и вокруг него кипела битва, Иллидан потихоньку пробрался на тенистый берег Колодца. Вытащив несколько специально сделанных флаконов, он наполнил каждый из них сияющей водой. Уверенный, что демоны скоро уничтожат цивилизацию Ночных эльфов, он намеревался сохранить для себя священные воды и их магию.

Последовавший за всем этим бой между Малфарионом и Азарой разорвал тщательно сплетаемое заклятье высокорожденных и водоворот в глубинах Колодца Вечности растерзали переполнявшие его силы хаоса. Это стало началом катаклизма, расколовшего Азерот на части. Страшный взрыв потряс храм до основания и разошелся волной землетрясений. Пока на земле и в небесах разрушенной столицы кипело сражение между Легионом и союзными силами Ночных эльфов, бушующие воды Колодца Вечности вздыбились девятым валом - и обрушились сами в себя.

Грандиозный взрыв расколол материк на части, зияющие на поверхности земли раны заполнила вода. Взрыв уничтожил почти четыре пятых территории Калимдора, осталось лишь несколько изолированных континентов вокруг нового бурного моря. В центре этого водного пространства, так, где когда-то был Колодец Вечности, бушевал теперь неистовый шторм энергий хаоса. Он никогда не утихает, превратившись в вечное напоминание об ужасном катаклизме и о золотом веке, утраченном навсегда.

Каким-то образом королева Азара осталась жива, ровна как и ее приближенные. Измененные вызвавнными ими же силами, они погрузились на дно морское и преобразились в змееподобных наг. Азара, переполняемая гневом и ненавистью, превратилась в огромное чудовище, отражающее злобу, составлявшую суть ее души. Там, на дне Водоворота, наги построили новый град - Назятар, и медленно начали восстанавливать свое могущество. Но пройдет еще десять тысячелетий, прежде чем они явят себя миру...

Немногие Ночные эльфы, выжившие при взрыве Колодца, сгрудились на грубо сбитых плотах и медленно плыли к единственной маячившей на горизонте земле. Каким-то образом - благодарение Элуне - Малфарион, Тирэнд и Кенариус пережили Великий Раскол. Измученные герои возглавили оставшихся в живых Ночных эльфов и все вместе они отправились искать себе новый дом. Они плыли в молчании, глядя на обломки своего мира и постепенно осознавая, что, в сущности, сами виноваты в случившемся. Саргерас и его Легион были изгнаны из этого мира - но победа досталась Ночным эльфам слишком дорогой ценой.

Азару и ее высокорожденную элиту смыло в бушующую пучину. Но среди переживших Великий Раскол было немало высокорожденных, также плывших к новым землям. Хотя Малфарион и не доверял им, он понимал, что без энергий Колодца они никому не смогут доставить серьезных неприятностей.

Высадившись на берег, измученные путники увидели, что священные Хиджальские горы также уцелели в катаклизме. Они вполне могли бы стать новым домом для Ночных эльфов и те вскарабкались на их продуваемые всеми ветрами склоны. Когда эльфы спустились в уютную лесистую долину между гигантскими пиками, их взору предстало тихое озеро, воды которого искрились магией.

Иллидан, также уцелевший в Великом Расколе, добрался до Хиджальских гор задолго до Малфариона и других Ночных эльфов. Пылая безумным желанием сохранить в этом мире магию, он вылил драгоценную воду Колодца Вечности из своих флаконов в горное озеро. Могущественные энергии тут же свились воедино, образовав новый мерцающий Колодец Вечности. Иллидан ликовал, полагая, что создал бесценный дар для будущих поколений, и был потрясен яростью Малфариона, когда тот нашел его. Малфарион объяснил брату, что магия, вновь принесенная им в мир, по природе своей частью Хаоса, а это неизбежно приведет к новым бедам. Тем не менее, Иллидан отказался оставить занятия магией.

Слишком хорошо зная, к чему могут привести предательские планы Иллидана, Малфарион решился раз и навсегда покончить с безумием брата. При содействии Кенариуса он навечно замуровал обессиленного, закованного в цепи Иллидана в огромной подземной темнице и приставил юную эльфийку Майев Песнь Теней к нему как вечную стражницу. Опасаясь, что уничтожение нового Колодца может привести к еще более ужасным бедствиям, Ночные эльфы решили оставить озеро в покое. Однако Малфарион настоял на том, чтобы они навсегда оставили изучение магии. Под бдительным оком Кенариуса Ночные эльфы занялись изучением древнего искусства друидов, которое помогло им исцелить исковерканную землю и вновь вырастить любимые леса в подножиях Хиджальских гор.

Долгие годы Ночные эльфы неутомимо трудились, восстанавливая свое древнюю родину. Оставив руины храмов в покое, они создали себе новые дома среди древ и холмов у подножья Хиджальских гор. А вскоре явились драконы, пережившие Раскол. Алекстраза красная, Изера зеленая и Ноздорму бронзовый спустились на поляны друидов, дабы лицезреть плоды усилий Ночных эльфов. Малфарион, ставший архидруидом и наделенный огромными силами, встретил могучих драконов и рассказал им о создании нового Колодца Вечности. Драконов весьма обеспокоили сии зловещие вести, ибо полагали они, что пока существует Колодец, остается угроза повторного вторжения Легиона в мир. Малфарион и три дракона заключили соглашение вместе хранить Колодец, дабы никакие демонические создания не проникли боле в Азерот.

Алекстраза Дающая Жизнь поместила в сердце Колодца Вечности волшебный желудь, который, оказавшись в магических водах, обратился в огромное древо. Корни его покоились в Колодце Вечности, а кроны, казалось, достигали небес. То был вечный символ единения Ночных эльфов с природой, а жизненные силы древа со временем должны были исцелить весь мир. Ночные эльфы нарекли свое Мировое Древо Нордрассил, что значит "корона небес."

Чары, наложенные Ноздорму на Древо, даровали Ночным эльфам бессмертие и защиту от хворей, доколе стоит оно незыблемо посреди земель их, бережно хранимое. Помимо того, Изера наложила заклятие на Древо, соединив его с ее собственным духовным миром - Изумрудным Сном, существующим за пределами мира материального. Ночные эльфы, в том числе и сам Малфарион, оказались связаны со Сном через Мировое Древо. Как часть таинственного соглашения, друиды обязались века проводить во сне, чтобы духи их следовали по бесконечным путям мира Изеры. Хотя друиды и сокрушались от перспективы провести столь большую часть своих жизней в отрыве от материального мира, они беспрекословно пошли на это, исполняя соглашение с Изерой.

***

Бежали годы, летели века...

Что же до Ночных эльфов, то бытие их текло все так же размеренно и неторопливо. И все же раскол назрел в среде бессмертных. Выжившие в Расколе высокорожденные, как и Иллидан до них, отказалась отречься от использования магии. Они жаждали вновь испробовать энергию Колодца Вечности и окунуться в магические силы. Дат'Ремар, негласный лидер Высокорожденных, начал публично высмеивать друидов, именуя их трусами за отказ от использования магии, принадлежащей им по праву. Малфарион и друиды отмели аргументы Дат'Ремара и придупредили высокорожденных, что любое использование волшебства будет караться смертью. В попытке убедить друидов отменить их закон Дат'Ремар и его последователи обрушили страшную магическую бурю на Ашенвальский лес.

Друиды не смогли заставить себя убить сородичей и порешили изгнать высокорожденных. Дат'Ремар, принявший имя Солнечный Путник (или "тот, кто идет днем") с товарищами, свободные наконец от своих закостенелых соплеменников, погрузились на корабли и вышли в море. Никто не знал, что ожидает их за водами бушующего Водоворота, но целью их стояли поиски новой родины, где они смогут всецело посвятить себя волшебству. Высокорожденные, или Квел'дореи, как века назад нарекла их Азара, вскоре ступили на земли восточного континента, коий люди нарекут Лордероном.

Высшие эльфы - так назвали себя эти изгнанники - высадились в северо-восточной части материка, к северу от современного Стратхолма, в области, известной как Земли Духов или Очерненные Леса. Двинувшись затем на запад и обосновавшись на Тирисфальских Просторах, они провели там долгие годы, пока некоторые Высшие эльфы не стали проявлять признаки безумия. Было предположено, что некая злая сила находится в этой части мира, но домыслы эти никогда не подтвердились. Высшие эльфы свернули свои лагеря и двинулись на север.

С отплытием высокорожденных Ночные эльфы вновь вернулись к охране своих волшебных лесов. Друиды, чувствуя, что время их сна приближается, приготовились оставить свои семьи и любимых. Тирэнд, ставшая верховной жрицей Элуны, просила своего возлюбленного Малфариона не покидать ее ради Изумрудного Сна Изеры. Но Малфарион, давший слово чести ступить на Пути Грез, попрощался со жрицей, поклявшись ей, что пока они любят друг друга, расставание будет недолгим.

Оставленная хранить Калимдор от опасностей внешнего мира, Тирэнд создала отряд из искуснейших эльфийских воительниц - Стражниц. Они прочесывали тенистые леса Ашенваля и среди жителей оных обрели множество союзников, которых могли призвать в трудные времена.

Полубог Кенариус оставался на Острове Луны у Хиджальских Гор. Сыновья его - Хранители Рощи - наблюдали за Ночными эльфами и помогали Стражницам поддерживать мир на земле. Даже застенчивые дочери Кенариуса, дриады, все чаще являлись миру. Поддержание мира в Ашенвале занимало все время Тирэнд, но, лишенная общества Малфариона, жрица не могла радоваться бытию. Шли века, друиды все прибывали во сне, а страх Тирэнд перед возможным повторным вторжением демонов все рос. Чувства говорили ей, что Пылающий Легион все еще там, за Великой Тьмой небес, и месть его Ночным эльфам и миру Азерота не заставит себя ждать.

Конструктор сайтов - uCoz